31/07/2021

«Для комиссии не существует термина „несистемный политик“»

Глава крайизбиркома Игорь Вагин — о предстоящей выборной кампании в Прикамье

Председатель Избирательной комиссии Пермского края Игорь Вагин рассказал “Ъ-Прикамье” об итогах губернаторских выборов, регулировании агитации в соцсетях и перспективах электронного голосования в регионе. Руководитель крайизбиркома поделился также ожиданиями от предстоящих кампаний в Госдуму, законодательное собрание, Пермскую гордуму и оценил возможности участия в выборах оппозиционных кандидатов.

— В прошлом году крупные федеральные и краевые кампании проходили на фоне эпидемии COVID-19. На ваш взгляд, насколько краевая комиссия, ТИК и УИК адаптировались к новым условиям работы?

— Действительно, эпидемиологическая ситуация стала основным фактором при подготовке общероссийского голосования и выборов губернатора Пермского края. Главной задачей было обеспечить безопасность избирателей и членов комиссии. Именно в этой связи возникло предложение провести многодневное голосование, а также разнообразные формы голосования вне избирательных участков. Новыми возможностями воспользовались около 440 тыс. избирателей, и соцопросы показали, что большинство их оценили позитивно. Это позволило избежать скопления людей в помещениях и предоставило гражданам право выбора места голосования. Центральная избирательная комиссия России делала особый акцент на необходимости 100%-ного оснащения средствами индивидуальной защиты всех пришедших проголосовать и членов избирательных комиссий, что нами и было выполнено.

Не менее важной задачей было обеспечение легитимности избирательного процесса. Порядок голосования, по сути, был идентичен действующему избирательному законодательству: сохранялись тайна волеизъявления, четкий регламент подсчета голосов и работы со списками избирателей и бюллетенями. На всех процедурах голосования присутствовали более 8 тыс. наблюдателей от краевой Общественной палаты, представители СМИ.

Выборы губернатора проходили в более спокойной эпидемиологической ситуации, поэтому «голосование во дворах» не проводилось. Одной из причин такого решения стало то, что нас не удовлетворил уровень подготовки такого голосования со стороны некоторых глав муниципальных образований, когда комиссии были вынуждены работать в неприемлемых условиях. Учитывая положительный опыт проведения многодневного голосования, формат выборов в течение трех дней закрепился в законодательстве. Были расширены основания для голосования на дому. Этим воспользовались около 140 тыс. человек. Кроме того, была налажена выездная работа комиссий в тех населенных пунктах, где нет помещений для голосования — ведь зачастую это единственный приемлемый для их жителей вариант проголосовать.

— Сохранятся ли уже упомянутые меры безопасности и трехдневное голосование на предстоящих выборах в Госдуму, заксобрание, Пермскую думу?

— Считаю абсолютно верным, что сейчас все нововведения направлены на создание комфортных, современных и безопасных условий для избирателей при неукоснительном соблюдении законности процесса, несмотря на попытки противодействовать этому со стороны вечных критиков избирательной системы.

В этой связи высока возможность того, что голосование будет трехдневным. Соцопросы показывают, что для избирателей такой формат оказался комфортным. Кроме того, вероятно, что будут применяться те же дополнительные формы голосования, о которых я сказал выше. Что касается мер безопасности здоровья — то им тоже будет уделяться особое внимание.

— А что именно отмечали участники соцопросов, фокус-групп?

— Многие подчеркивали возможность проголосовать в пятницу и «освободить» выходные, а также важность обеспечения необходимых норм санитарной безопасности.

— Немало наблюдателей называли прошедшие выборы губернатора «скучными». На мой взгляд, интрига на этапе выдвижения кандидатов все же существовала. Но потом краевая комиссия отказала в регистрации известному предпринимателю Александру Репину, которого многие считали основным оппонентом врио губернатора Дмитрия Махонина. Это решение снова активизировало дискуссию о целесообразности муниципального фильтра на губернаторских кампаниях. По вашему мнению, оправданно ли существование этого инструмента?

— В последние годы пакет документов для регистрации кандидата на выборах был максимально упрощен: снижено число подписей, упрощены формы документов. Да и комиссии стали рассматривать документы и оценивать собранные подписи публично, привлекая к процессу всех заинтересованных лиц, исключая возможность признания подписей недействительными по формальным основаниям. В результате в Пермском крае количество отказов в регистрации не превышает 10% от общего числа. И то в основном по причине сокрытия судимости или предоставления явно недостоверных подписей в поддержку кандидата.

А ведь задача сбора подписей — продемонстрировать уровень поддержки избирателями. Для регистрации на муниципальных выборах в основном достаточно 20 подписей, на выборах в Пермскую городскую думу — всего около 175. Думаю, если кандидат действительно является лидером общественного мнения, то для него не проблема собрать столько. Как правило, проблемы с подписями связаны с некачественной работой штабов.

Суть муниципального фильтра аналогична — подтвердить, что кандидат обладает достаточной поддержкой и узнаваемостью, чтобы занимать пост высшего должностного лица региона. Собрать 102 подписи муниципальных депутатов — вполне реально. Важно готовиться к этой процедуре заранее, проявлять уважение к муниципальным депутатам, которые по большей части лучше понимают специфику развития своей территории и пользуются заслуженным авторитетом жителей, сделать их частью своей команды, а не появляться перед ними в день сбора подписей. Ведь срок начала избирательной кампании известен, правила установлены заранее.

Подписи Александра Репина, как и других кандидатов, проверялись публично, в том числе в присутствии журналистов, и впервые с онлайн-трансляцией в интернете. То, что процедура была полностью открытой, подтвердил член Совета при Президенте России по правам человека Александр Брод и другие эксперты. По результатам проверки шесть подписей депутатов были поданы ранее за других кандидатов. И тут возникает интересный момент: три из шести совпадающих подписей принадлежат депутатам от «Справедливой России» — партии, которая и выдвинула Александра Репина. Но даже не это стало самым удивительным. Удивила реакция кандидата на принятое решение. Вместо того чтобы провести разбор ситуации со своим штабом, понять, где недоработали, почему внутри партии поддержали другого кандидата,— начался «хайп» на теме административного ресурса, попытки информационного давления на комиссию. Но эти технологии давно не работают и на избирателей впечатления не производят.

Думаю, что институт муниципального фильтра должен сохраниться, но при условии максимально открытой и публичной проверки подписей.

— На прошедших губернаторских выборах кандидаты в Пермском крае первые в России могли собирать подписи через «Госуслуги». Как оцениваете этот опыт? Сохранится ли такая возможность для самовыдвиженцев на выборах в 2021 году?

— Упомянутая технология подачи подписей в электронном виде — еще один шаг в сторону повышения доверия к выборам, поскольку подписи, которые подаются через «Госуслуги», по сути уже являются достоверными, верифицированными. Комиссия лишь проверяет, есть ли среди них повторяющиеся с подписями, поданными в традиционной форме. Несомненно, этот формат удобен и кандидатам, и избирателям.

На губернаторских выборах в электронном виде можно было собрать до четверти от общего числа необходимых подписей. Особых проблем при сборе и проверке не возникало, было собрано по верхнему пределу — 25%. На мой взгляд, эксперимент прошел удачно, и теперь, как мы и планировали, можем поднять планку до половины от необходимого количества подписей. Сейчас это предложение находится на стадии обсуждения.

— Какие перспективы использования других цифровых технологий на выборах? Стоит ли пермякам ждать голосования через интернет?

— Говоря о цифровых технологиях, нужно в первую понимать, для чего они применяются. В нашем случае речь идет о повышении удобства для избирателей и, следовательно, их активности на выборах. Еще один приоритет — повышение легитимности и объективности избирательного процесса, доверия к выборам, исключение рисков, связанных с человеческим фактором. Цифровизация также упрощает процедуры для избирательных комиссий, кандидатов и политических партий.

В последнее время ЦИК очень активно работает в этом направлении с учетом того, что сфера избирательного процесса в части новаций требует выверенных решений. Уже привычной и крайне востребованной стала технология «Мобильный избиратель», позволяющая проголосовать вне места регистрации. Эта технология пользуется большой популярностью у жителей Пермского края: на каждых выборах от 80 до 130 тыс. избирателей пользуется этим механизмом. И более 80% из них приходят в итоге на участок и голосуют.

На портале «Госуслуги» с прошлого года любой избиратель может подать заявление о голосовании вне помещения и о голосовании по месту фактического нахождения. Ожидается, что в скором времени кандидаты и партии получат возможность посредством этого ресурса направлять в комиссии часть документов.

Дистанционное электронное голосование (ДЭГ) — ответ на вызовы времени, и от этого никуда не уйти. Но это является лишь дополнительной формой к традиционному голосованию на избирательных участках. Несомненно, ДЭГ будет развиваться и внедряться во все большем количестве регионов. Решение о проведении электронного голосования в Пермском крае пока не принято. Скорее всего, такая возможность будет рассматриваться после всероссийского тестирования этой технологии в мае, учитывая проведение у нас многоуровневых совмещенных выборов.

— По итогам губернаторских выборов движение «Голос» заявляло о нарушениях, якобы допущенных несколькими УИК на территории Свердловского района Перми. По их мнению, в последние часы работы участков к явке были «приписаны» несколько сотен избирателей, которые фактически не голосовали. Разбирали ли вы эти случаи, к каким выводам пришли? В целом как оцениваете легитимность прошедших выборов?

— Оценивать легитимность должны, прежде всего, жители и эксперты. Насколько я знаю, Пермский край уверенно вошел в первую десятку регионов по итогам соцопросов о доверии населения к результатам выборов. Были и положительные оценки экспертов, общественных наблюдателей, которые прозвучали после выборов. И это заслуга, несомненно, не только комиссий, но и органов власти, участников избирательного процесса. Другим объективным показателем является полное отсутствие подтвержденных жалоб на действия комиссий. Также не поступило жалоб со стороны муниципальных депутатов на оказываемое на них давление, не было сообщений об оказании административного давления на избирателей.

Большую роль в обеспечении легитимности сыграли и наблюдатели от Общественной палаты. Я считаю, что институт независимых наблюдателей должен динамично развиваться, для нас их объективное видение ситуации и оценки крайне важны. Мы рассчитываем, что в ближайшее время будет открыт общественный штаб наблюдения за выборами.

Что касается упомянутого вами заявления — тут два аспекта. Первый — по сути. По данным комиссиям проводится проверка, ждем результатов. Однако жалоб по ним у нас не было — ни от кандидатов, ни от наблюдателей. Был один иск в суд, но и он был отозван.

Второе — по форме. Я приглашал автора заявлений обсудить эту ситуацию, но получил отказ. Видимо, задачей было не разобраться, не объяснить нам свои опасения, для того чтобы исключить в дальнейшем подобные ситуации (если они действительно были), а создать информационный шум, который перерос в прямые обвинения комиссий в нарушениях.

Впрочем, это, к сожалению, общефедеральный тренд с циничной мотивацией наших оппонентов — мы пытаемся как-то объяснять нашу позицию, а в ответ огульные обвинения и откровенные фейки. Как пример: некоторые персонажи позволяют себе возмутительные выкрики в адрес Эллы Александровны Памфиловой (председателя ЦИК.— “Ъ-Прикамье”). Мы видим, насколько она переживает за свое дело, старается беспристрастно выслушивать все стороны. И подобно рода нападки из-за угла — это как минимум не по-мужски. Ответ на такое — неукоснительное соблюдение комиссиями законодательства и активная разъяснительная работа в СМИ.

— Еще один значимый прецедент, связанный с нарушениями на прошедших выборах депутатов земского собрания Пермского района. В одном из округов были установлены факты фальсификации, дело передано в суд. Как вы оцениваете этот инцидент? Какие меры были предприняты, чтобы подобные случаи не повторились?

— Мы увидели аномальные результаты по этим участкам еще в период досрочного голосования, и потребовали от ТИК разобраться в ситуации. Сразу обменялись информацией с правоохранительными органами. Еще год назад публично в СМИ я выразил позицию по этой ситуации, что подобного рода действия не останутся незамеченными. Мне сложно предположить мотивацию председателя УИК пойти на такой шаг, учитывая последствия, руководствуясь только желанием повысить явку.

Разумеется, мы лишили полномочий председателя УИК и полностью переформировали участковую комиссию сразу после выявленного факта. Для Пермского края это из ряда вон выходящая ситуация. У нас таких случаев, по крайней мере на моей памяти, не было. Но эта история станет хорошей «прививкой» от подобного рода действий для остальных УИК.

— Какие задачи и установки ЦИК ставит для краевой комиссии на предстоящих выборах в Госдуму, заксобрание, Пермскую городскую думу?

— Первое и главное — легитимность и доверие жителей к итогам выборов. На это будет сделан основной акцент в работе региональных властей и комиссий. Собственно, мы уже говорили, и не раз, о том, что делается в этом направлении. Рассчитываем на активное выдвижение Общественной палатой независимых наблюдателей. Уверен, что будет повсеместно применяться видеонаблюдение, как на избирательных участках, так и в теризбиркомах. Много сомнений у экспертов почему-то вызывает трехдневное голосование, и особенно хранение бюллетеней в течение этих трех дней. Думаю, что на выборах в Кунгурскую думу в апреле этого года мы продемонстрируем, что опасения напрасны. Во-первых, временный порядок, разработанный ЦИКом, очень подробно расписывает весь регламент работы с такими бюллетенями. Во-вторых, будет реализовано круглосуточное видеонаблюдение за местами их хранения. Надеюсь, что трехдневное голосование будет применено и в ЕДГ, потому что запрос на такой формат у избирателей есть.

Несомненно, будет уделяться особое внимание безопасности избирателей в части карантинных мер. Уровень такой безопасности, в том числе оснащенности СИЗами, предполагается аналогичным прошлому году. Мы предполагаем также выйти с инициативой о вакцинации всех желающих членов УИК перед началом избирательной кампании.

Нынче планируем организовать новые помещения для голосования в новых крупных жилых комплексах Перми и микрорайоне Любимов в Березниках.

— Комиссия ведет информационную работу с разными категориями избирателей, в том числе с молодежью. А проводится ли отдельная работа по повышению явки маломобильных граждан?

— Что касается избирателей с ограниченными возможностями, то совместными усилиями с региональными властями и общественными организациями за последние годы было сделано немало. Это и обязательное сопровождение наших информационных материалов бегущей строкой, и развитие системы добровольцев для помощи таким избирателям на избирательном участке, и оснащение участков информационными материалами, лупами и трафаретами для самостоятельного голосования слабовидящих лиц.

Наиболее проблемным тут остается вопрос доступной среды. Совместными усилиями за последние годы мы достигли цифры в 71% помещений, где имеется пандус. Но, к сожалению, выше этой цифры мы в последнее время двинуться не можем. Хотя речь идет о помещениях, где располагаются школы, больницы, сельские клубы, то есть по большей части социальные объекты, для которых и так доступная среда должна быть обеспечена. Хочу особо отметить, что мы видим заинтересованность маломобильных избирателей голосовать не дома, а приходить на участки. Если раньше только одна треть от общего числа таких избирателей голосовали в помещении УИК, а остальные на дому, то в последнее время две трети предпочитают приходить на участок. Да и наша обязанность — предоставить им право выбора, где голосовать, и создать для этого все условия.

Недавно эту проблему поднял в разговоре с губернатором. Он очень неравнодушно отнесся к этому вопросу, и процесс пошел. Есть ощущение, что мы к ЕДГ (единый день голосования) если и не выйдем на 100%-ную обеспеченность, то существенно продвинемся. Это, кстати, пример того, как должны взаимодействовать избирательные комиссии с региональными и муниципальными властями. Без такого уровня взаимодействия комиссии не смогут в должной мере обеспечить избирательный процесс.

— На ваш взгляд, прошедшие несогласованные протестные акции несистемной оппозиции окажут какое-то влияние на предстоящие выборы?

— Что касается моей позиции относительно недавних акций, естественно, все имеют право на выражение своей позиции, но исключительно в правовом поле, и особо отмечу — с уважением к мнению и свободам других. Меня лично возмутила та бесцеремонность, с которой залезли к моим детям в голову через одну известную соцсеть и попытались вовлечь их в некие политические течения, хотя я как родитель на это согласия не давал.

Очевидно, что такие события усиливают интерес к политической жизни у разных слоев общества — как у тех, кто не согласен с властью, так и у тех, кто ее поддерживает. Собственно, именно выборы, а не подобные акции и есть законная возможность выразить свое отношение к тем или иным событиям.

— Как оцениваете перспективы участия в выборах кандидатов от несистемной оппозиции?

— Для комиссии не существует термина «несистемный политик», все кандидаты равны перед законом. Если человек представил документы на регистрацию и они отвечают требованиям закона, то мы вносим его имя в бюллетень, а дальше пусть все решают избиратели. Но проблема в том, что ряд политиков, возможно, понимая объективный уровень своей электоральной поддержки, даже не планируют качественно готовить и сдавать документы. При этом они публично заявляют о противодействии и набившем уже оскомину «административном ресурсе». Думаю, что целью таких заявлений является лишь желание напомнить о себе.

Понимая, что такой вариант развития событий возможен и в этом году, мы также будем максимально публично проходить все узкие этапы — от приема документов до регистрации.

— На это представители оппозиции могут возразить: а зачем собирать подписи, документы независимому от действующей власти кандидату, если его все равно не зарегистрируют?

— Вопрос регистрации или отказа в регистрации не находится в сфере моего желания или желания кого-либо еще. Вы же понимаете, что это абсолютно зарегулированная процедура, и я уже приводил данные по проценту отказов кандидатам в последние годы — он минимален. Вспомните прошедшие аналогичные выборы в 2016 году — борьба была очень плотной, и все решалось не в тиши кабинетов, а в полях. С этой точки зрения все зависит от желания или возможностей самих кандидатов — и не более того.

— Раз вы уже упомянули соцсети — периодически обсуждается возможность регулирования агитации в соцсетях, телеграм-каналах. Так как, в отличие от традиционных медиа, четких стандартов, правил игры здесь нет. На ваш взгляд, достаточно ли действующее законодательство регулирует эти вопросы?

— Сейчас уже очевидно, что агитация смещается в сторону соцсетей и других форм коммуникации в интернете. Это позволяет охватить большую аудиторию или, напротив, сосредоточиться на какой-то одной группе избирателей, настроив таргет по возрасту или месту жительства. Информация в интернете распространяется быстрее, чем традиционными средствами агитации. А доверие молодежи к информации в соцсетях выше, чем к традиционным медиа.

При этом традиционные формы работы с избирателями (личные встречи, печатная агитация) никуда не денутся и будут широко использоваться, но количество кандидатов, взаимодействующих с избирателями в интернете, будет расти. В том числе и из-за имеющихся санитарных ограничений.

И вы правы — проблема регулирования этой сферы действительно существует. В частности, есть проблемы с пресечением незаконной агитации. Краевая комиссия, исходя из разных нормативных документов, совместно с прокуратурой, судами и Роскомнадзором уже наработала практику блокировки таких материалов. Но сейчас этот процесс происходит слишком медленно. Ряд регионов, в том числе и мы, выходили с инициативой упростить схему взаимодействия между ведомствами — и в результате сейчас Госдумой уже приняты соответствующие поправки, которые позволят более эффективно и оперативно блокировать незаконный контент. Новый механизм можно будет применять уже на выборах в этом году. Но мы будем использовать новые полномочия максимально аккуратно и деликатно.

— После выборов запланировано обновление состава крайизбиркома и ряда территориальных комиссий. Насколько существенной будет эта ротация?

— Поскольку территориальная комиссия — постоянно действующий орган государственной власти, а сроки их полномочий никак не завязаны на избирательные циклы, то их ротация нами проводится по мере необходимости. Как правило, срок истечения полномочий для них не является поводом для каких-либо серьезных изменений. На данный момент мы полностью удовлетворены тем уровнем профессионализма, подготовки и, если хотите, порядочности, который демонстрируют наши председатели теризбиркомов — и все прошедшие кампании тому свидетельство.

Состав краевой комиссии, естественно, более политизирован, но, на мой взгляд, он один из самых эффективных за последнее время.

— А каковы ваши планы после окончания выборов? Те же телеграм-каналы периодически отправляют вас то в ЦИК, то в администрацию губернатора, то пытаются делать иные прогнозы.

— Не читайте до обеда советских газет. А если серьезно, есть такое понятие, как ответственность — за то дело, которое делаешь, перед теми людьми, с которыми работаешь. И если понятие ответственности не пустой звук,то появляются и определенные ограничения в части личных планов. Исходя из этого, главная задача сейчас — подготовка к выборам, а дальше время покажет.

Беседовал Константин Кадочников.

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ